Экскурсия по США. Нью-Йорк и неоднозначный Манхэттен.



Жизнь в машине имеет свои плюсы и минусы. Самый большой плюс: можно спать в любое время в любом месте (с условием, что у вас наглухо затонированы окна, иначе могут быть проблемы с полицией). Самый большой минус: нельзя спать в любое время в любом месте. Знак равенства здесь — туалет. Для автомобильного путешественника найти удобное место ночевки с возможностью удовлетворения естественных потребностей — та еще задача.
джерело
За городом проще — съезжай с дороги в лесок, кусты или даже в чисто поле, и ты в порядке. В небольших городах уже сложнее. Во-первых, нужно найти «средний» район, потому что в «хорошем» больше шансов, что соседи обратят внимание на подозрительную движуху у незнакомой машины, вызовут полицию и могут быть проблемы, потому что в большинстве городов запрещено спать в машине на проезжей части или улице. А в «плохом» районе — соседи и есть проблема. Во-вторых, нужно стать на крайней улице, в глухом тупике или около парка, чтобы было куда ходить в туалет, особенно утром, когда светло.

В городах покрупнее мы сразу едем на парковку большого магазина-супермаркета, желательно, работающего круглые сутки, или за город, на стоянку тракистов. А вот в мегаполисе с ночлегом сложнее всего: грузовые стоянки очень далеко, парковки в магазинах небольшие, хорошо освещенные, оборудованные камерами и патрулируемые охранниками, а сами магазины закрываются на ночь. Улицы в городе яркие, плотные и густонаселенные, парки также освещены и охраняются, на заправках туалеты на ключе и только для клиентов, короче, сплошные неудобства. Помучившись так пару раз мы решили больше никогда не ночевать в городе, а останавливаться в пригороде и добираться до города или на машине, или на общественном транспорте.

Прибыв в Нью-Йорк во второй раз мы так и поступили — остановились в городке Порт-Честер в пятидесяти минутах езды на поезде до Манхэттена.


2. Пассажирских поездов в США имеется три вида: дальнего следования, например, Нью-Йорк – Чикаго, Чикаго – Сиэтл (таких очень мало), затем есть междугородние, на три-шесть часов пути в одну сторону, выглядят они примерно так.


3. Ну и пригородные электрички, собирающие народ в окрестностях города.


4. Едем. По вагонам ходит кондуктор, пробивает билеты и вставляет их в специальные кармашки в спинках сидений. Компьютерные технологии сюда пока еще не добрались.


5. За окном пригороды самого большого города страны. Вот пожилой гангстер в отставке прибыл в своем старинном Кадиллаке на деловую бандитскую встречу на пустынной парковке.


6. Так выглядят жилые окрестности города, американские спальные Черемушки. Интересная особенность: на каждом здании своя водонапорная башня, скорее всего для давления в противопожарной системе.


7. Центральный вокзал Нью-Йорка находится именно там, где и должен быть — в центре Манхэттена, отчего за несколько километров до станции поезд уходит под землю и превращается в метро. Подземная платформа городского вокзала созвучна местному метрополитену: низкие, обшарпанные, закопченные потолки, грязь, влажная духота и теснота. Таких подземных платформ здесь тринадцать, а всего — сорок четыре, больше чем у любой станции в мире.


8. А вот само здание — великолепно. Высота потолка дарит свежий воздух, ощущение простора и свободы, и, самое главное, тишину: гул разговоров и шум шагов пассажиров поднимается вверх и там превращается в приятный общий акустический фон.


9. Выход в город аутентичен, здесь ничего не менялось больше ста лет.


10. Многие из нас услышав слово «Манхэттен» представляют себе примерно такую картинку.


11. На самом деле предыдущее фото — это «я стоял на набережной Джерси-сити и смотрел на Манхэттен через ветреный залив». А «Манхэттен» — это скорее вот так. Бесконечные прямые улицы во всех направлениях, типичные американские, разношерстные высотные дома, шум машин, визуальный мусор реклам и... все.


12. И только иногда, когда выходишь в скверик или парк, можно увидеть другую картинку, увидеть город со стороны.


13. Парки в Манхэттене — это лучшее, что он может предложить визуальному ценителю. Кстати, в Центральный Парк мы так и не смогли попасть в этот раз, оставили его на следующий приезд.


14. Кого-то важного везут. Вообще, в штатах это очень редкое явление — правительственный кортеж. Здесь государственные служащие, за исключением президента, его жены, помощника и еще нескольких ценных тел, ничем не отличаются от остальных участников транспортного движения.


15. Яркие персонажи с удовольствием фотографируются с детками.


16. Я же предложил сделать кадр с настоящей достопримечательностью Нью-Йорка. Об американской полиции я как-нибудь расскажу подробнее, сейчас хочу подчеркнуть одно: если вы нормальный человек, не нарушаете злостно закон и не ищете на свою голову неприятностей, то эти люди в форме всегда будут восприниматься вами или нейтрально, как рефери на футбольном поле, или как ваши друзья и защитники.


17. Прогулочный автобус-кабриолет с наклейкой флага России и пар из дорожно-рабочей трубы. Если кто не знал: этот пар, который часто виден зимой валящим из дорожных люков в больших городах, используется для древнего, используемого еще с начала двадцатого века, центрального отопления города с помощью котельных.


18. Одно из самых уродливых мест Нью-Йорка, Таймс-сквер. Когда я был юным, такое количество реклам Гонконга в фильмах Джеки Чана мне очень нравилось, ведь именно так, на мой воспитанный в унылом совке, изголодавшийся по ярким краскам визуальный вкус должна была выглядеть западная цивилизация. Сегодня все это мельтешащее безвкусие в центре культурного города страшно раздражает.


19. Хорошо хоть, что здесь есть возможность посидеть-отдохнуть.


20. Ревлон знает, как привлечь внимание к своему бренду.


21. Как и все до единого города страны Нью-Йорк тоже постоянно ремонтируется. Классический Петербилт, главный символ американского грузового транспорта.


22. Бродвей приглашает на вечернее шоу.


23. Приглашение глазами Аллы.


24. Очередь в театральные кассы. Чего не отнять у Нью-Йорка, так это театр, во всех его извращениях.


25. Автобус для гостей города с правильно установленными сиденьями.


26. Велорикша ремонтировал свою коляску, я его сфотографировал — тут же к нему подошли его чернявые коллеги и посоветовали убираться куда-подальше со своей телегой и не позорить их бизнес. Паренек обиженно выкатился на тротуар и продолжил ремонт. Как и у таксистов, здесь все схвачено восточными людьми, табель о рангах составлен, районы поделены, цены проставлены, таксы назначены. Ностальгически потянуло далекой родиной.


27. Другая мафия, афроамериканская, оккупировала город своими тачками с китайским барахлом. Удивительное безобразие, невиданное нами до этих пор.


28. Ну и ларьки, конечно же. И ладно бы продавали напитки, жвачки, газеты, так нет — обязательно китайское барахло, начиная от кошельков и заканчивая чехлами для телефона. Почему это здесь, зачем, непонятно.


29. На наш взгляд единственное, что еще можно оставить на тротуарах города такого уровня, это хот-договые и им подобные ларьки. Потому что удобно на лету схватить-перекусить.


30. За одну минуту тебе сделают вполне приличный и относительно здоровый перекус, который можно умять на свежем воздухе. Точно лучше любого макдональдского говна.


31. Также хороша идея позволять фермерам привозить свежие фрукты и овощи в центр, но небольшой павильончик смотрелся бы уместнее, чем просто столы посреди городского тротуара.


32. В целом город довольно неопрятный. Про мусор в мешках на улице я уже писал — ладно, пусть это будет такая местная особенность, спишем это на загруженность улиц. Но как можно не уследить за видом зданий в переулках центральной улицы? Все эти гадкие большие и мелкие рекламы, обшарпанные стены, убитые бордюры и грязные тротуары, закопченные до полной непрозрачности стекла, вечные ограждения и ремонтные леса, стоящие тут годами, какие-то мутные забегаловки, торгаши духами на светофорах, и мусор, мусор, мусор.


33. Типичный вид из любого переулка в центре.


34. Для себя я нашел лучшую иллюстрацию, показывающую состояние города: Нью-Йорк с высоты птичьего полета.


35. Здесь даже перекрыли дороги из-за марафона ржавыми грузовиками. Я специально искал от переулка к переулку хотя бы один в нормальном состоянии. Не нашел.


36. А марафон здесь проходит знатный, самый большой в мире.


37. Перекрыта и поделена на две части большая часть города. Кондиционеры на окнах — редчайшее для остальной Америки явление.


38. На таких мероприятиях можно оценить количество служебной техники: только на этой фотографии я насчитал 14 полицейских машин. И это лишь один переулок из сотен.


39. Чисто бюрократическое явление, абсолютно бессмысленная и ничем не оправданная проверка вещей на входе в «зону».


40. Чтобы полноценно стоять и орать, подбадривая бегунов на финише, нужно покупать билетик.


41. Динамо бежит, все бегут. Со всего мира бегуны стирают в кровь ноги и соски (мужские, конечно же — страшное зрелище), некоторые даже уже не идут, а волочатся последние километры. Кому-то плохеет и они отползают в сторону.


42. Инвалиды крутят педали.


43. Им помогают бегуны. Некоторые просто толкают тележки с пожилыми людьми, продвигая бренды клиник, санаториев и домов по уходу за старичками.


44. Усталые, но довольные добежавшие, закутавшись в плащи (на улице прохладно) идут в объятья к своим друзьям и родственникам.


45. Медалька и кулечек с едой, чтобы не упал по дороге.


46. Так выглядят практически все улицы города, когда на них нет реклам.


47. В Нью-Йорке есть вполне приличные вестибюли метро. Здесь можно обмануться и подумать, что так будет продолжаться и внизу.


48. Но нет. Внизу все так же страшно и убого, и только музыка может скрасить гнетущее впечатление мрачного, душного подземелья.


49. Потемки загадочной души Нью-Йорка.


50. Тем временем мы добираемся туда, куда я до последнего не решался идти.


51. На месте двух башен теперь две черные ямы, по стенам которых стекает черная вода и падает в бездонный черный квадрат.

Photo by Maria Steinsson

52. Есть такое понятие «энергетика», энергетика человека, места, города. Кто имеет счастье (или несчастье) быть чувствительным к энергетике мест, тот поймет, о чем я сейчас скажу: мы пробыли на территории мемориала всего минут двадцать, но под конец мне стало так плохо, что я чуть не потерял сознание, второй раз в жизни. Два мощных ощущения, две эмоции — несправедливое горе и предательская ложь — окатывают тебя черными, прохладными, с мурашками, волнами от головы вниз к ногам, сперва едва заметно, а потом с каждым разом все сильнее и ощутимее, до тошноты и дрожащей слабости в ногах. Ты сразу хочешь уйти, но место притягивает, нужно сделать усилие, заставить себя подняться и шагать. Побледневший и вспотевший холодным потом я нашел глазами Аллу и показал, что нужно сваливать и как можно скорее.


53. Только дойдя до этой стены пожарной станции я немного пришел в себя и понял, что больше никогда в жизни не вернусь на это место.


54. Уходим от центра к набережной. На месте башен теперь одно здание с высокой антенной, самое высокое в стране.


55. На набережной то же дольчегабановское безобразие, что и в городе.


56. Прогулочный катер возвращается от островка Статуи свободы.


57. Вдали виднеется Бруклин, где-то за ним приютилась «маленькая Россия», Брайтон-Бич.


58. А на другом берегу реки Хадсон расположился Джерси-сити, сосед Нью-Йорка из штата Нью-Джерси.


59. Здесь стоит пострадавшая от обломков скульптура, которая находилась прямо под одной из башен.


60. Город с набережной всегда автоматически выигрывает у сухопутного города.


61. Местные жители на вечерней прогулке.


62. На следующий день нам нужно было заехать к фордовскому дилеру. Тут как раз привезли обед для сотрудников. Очень удобно.


63. Затем на улице завыли сирены: догнали девушку, которая что-то стырила в магазине. Полицейское войско из семи машин побеждает одним своим видом.


64. Работнички вышли поглазеть.


65. В этот раз мы осматриваем Манхэттен с противоположной стороны реки.


66. Жители Джерси-сити установили на набережной мемориал, напоминающий о двух высоких зданиях, которые они привыкли видеть многие годы, и которые одним несчастным утром навсегда исчезли из нью-йорского рельефа.


67. К стрелочкам на столбах: в пару к марафону в Нью-Йорке в Джерси-сити тоже должен пройти марафон, только тот, который с препятствиями.


68. Здесь, к примеру, бегунам нужно будет преодолеть извилистую дорожку по грязи. И все бы ничего, но те желтые проводки, свисающие сверху, под напряжением 10.000 вольт, отчего бегуны будут испытывать не очень приятные ощущения. Я хотел испытать их сам, но мужик сказал, что с удовольствием бы, но система пока не подключена.


69. Со стороны и издалека Манхэттен смотрится шикарно.


70. Со стороны и вблизи он смотрится тоже очень хорошо.


71. Но общее впечатление от его посещения такое, как это фото. Какое-то неоднозначное.


Дальше мы поедем в русский Брайтон-Бич.

Немає коментарів:

Дописати коментар

Оставляйте свои комментарии

ПОДЕЛИСЬ

Стрелки

бесплатная раскрутка сайта Карта сайта